Если бы я был сочинителем книг, я составил бы сборник с описанием различных смертей, снабдив его комментариями. Кто учит людей умирать, тот учит их жить. Одно имя особенно привлекло его внимание. Даже не имя — инициалы, которые Достоевский, обращаясь к этнографу и юристу Е. Якушкин, увы, выполнить просьбу не в состоянии. Достоевский старается не пропустить ни одного из них. Теперь-то мы знаем, что да, Достоевский ошибался. Из чего исходил прозорливейший русский писатель, делая свой пусть с оговорками, но прогноз? Что в первых произведениях Толстого дало основание предположить, что это одновременно и его последние произведения? Не пристальное ли, пристрастное, почти болезненное и при этом поразительно мудрое — явно не по молодым годам — всматривание в смерть?

Журнальный зал

В конце концов эти сомнения оформились в виде трех тезисов. Если нет высшего разума а его нет, и ничто доказать его не может , то разум есть творец жизни для меня. Не было бы разума, не было бы для меня и жизни.

Л.Н. Толстого: этические мифологемы смерти. С. §1 Мифологема «инверсии » жизни и смерти. С. §2 Мифологема «танатос-амартиа»: страх смерти как.

Удивительно хорошо бывает, когда ясно не то что поймёшь, а почувствуешь, что жизнь не ограничивается этой, а бесконечна. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий1. Ничто так не расширяет взгляда, не даёт такой твёрдой точки опоры и такой ясной точки зрения, как сознание того, что эта жизнь, несмотря на то, что только в ней мы можем и обязаны проявить свою деятельность, есть всё-таки не вся жизнь, а только тот кусок её, который открыт нашему взору2.

Мы говорим о жизни души после смерти. Но если душа будет жить после смерти, то она должна была жить и до жизни. Однобокая вечность есть бессмыслица3.

Задачей этого тома является попытка продемонстрировать на трех образах - Казановы, Стендаля и Толстого - этот тип поглощенного собой субъективного художника и характернейшую для него художественную форму - автобиографию. Казанова, Стендаль, Толстой, - я знаю, сопоставление этих трех имен звучит скорее неожиданно, чем убедительно, и трудно себе представить плоскость, где беспутный, аморальный жулик и сомнительный художник Казанова встречается с таким героическим поборником нравственности и совершенным изобразителем, как Толстой.

В действительности же и на этот раз совмещение в одной книге не указывает на размещение их в пределах одной и той же духовной плоскости; наоборот, эти три имени символизируют три ступени одну выше другой, ряд восходящих проявлений однородной формы; они являются, повторяю, не тремя равноценными формами, а тремя ступенями в пределах одной и той же творческой функции: Казанова, разумеется, представляет только первую, самую низкую, самую примитивную ступень наивное самоизображение, в котором человек рассматривает жизнь как совокупность внешних чувственных и фактических переживаний и простодушно знакомит с течением и событиями своей жизни, не оценивая их, не углубляясь в свой внутренний мир.

У Стендаля самоизображение уже стоит на более высокой ступени - психологической. Наблюдающий наблюдает себя, переживающий проверяет свои переживания, - не только внешняя, но и психическая жизнь вошла в кругозор изобразителя.

Цитата номер из книги «Война и мир. Книга 1» - «страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – все слилось в одно.

Вслед за последовательным изложением всех Евангелий Толстой дает свое понимание смысла евангельского учения: Все его сочинения заканчиваются критикой учения Церкви. Церковь воспринимается им как понятие социальное, экономическое, политическое, но не духовное. Толстовство Ещё в молодости, будучи летним офицером, Лев Николаевич сделал в своём дневнике следующую запись: Этой гордой идее Толстой и посвятил всю вторую половину своей жизни от конца х годов до смерти в году.

Итак, в планах Толстого было создание общечеловеческой религии. Толстой разработал особую религиозную идеологию ненасильственного анархизма анархо-пацифизм и христианский анархизм , которая основывалась на рациональном осмыслении христианства. Он также распространял брошюры с описанием своего собственного понимания христианства, далёкого от православного. Толстовство нашло последователей в Западной Европе, Японии, Индии.

Лев Толстой. О смерти и бессмертии

Казалось бы, что атеизм Шопенгауэра должен был отделить богом упоенного Толстого от неверующего философа, но квиетизм и пессимизм сроднил их ближе, чем безбожие могло их разъединить. Из утверждения воли онтологической основы мира, по предположению Шопенгауэра , выражающейся в безнравственной борьбе во всей вселенной, немецкий философ посредством софизмов выводит теорию нравственности, основанную на отречении воли.

Нравственность — маленький моральный островок в бушующем море страстей и бездушного эгоизма, до которого воля не может дойти:

Книга Л.Н.Толстого. Путь жизни. Заключение. Страх смерти и смысл жизни. Понять философию великого русского писателя Льва Николаевича Толстого, .

Каждый из нас, перенесший в своей жизни какое-либо весьма неприятное по симптомам заболевание, впредь будет бояться повторения подобной коллизии как будто бы других болезней нет! Но вернемся к страху желудочно-кишечной инфекции. Кишечные расстройства — вещь неприятная: Немногих это красочное разнообразие симптомов оставит равнодушным, поэтому нет ничего странного в том, что мы его хорошенько запомним и зарубим себе на носу — повторения нам не надо.

Отсюда и проистекают все наши страхи: Этот мир страшен, как грех, и почти так же восхитителен. Фредерик Локер-Лампсон Одна из моих пациенток дошла в этом смысле до исключительной паранойи:

Лев Толстой и его демоны

Вперед После юбилея я обратился в архив, в один, в другой. Стенограммы выступления Зощенко нигде не было. Числилась, но не было. Вырвана из всех папок. Когда, кем — неизвестно.

Толсто обращался к этому топосу в трактате «В чем моя вера По Гегелю, именно из за страха смерти Раб, спасая свою жизнь, подчиняется.

Но считаю себя равным богам. Можете ли вы отлучить Меня от меня самого? И у Байрона образ Наполеона недаром сливается с образами Прометея, Каина, Люцифера — всех отверженных, гонимых, восставших на Бога, вкусивших от Древа Познания. Дух, ни темный, ни светлый, подобный утренним сумеркам, этот новый европейский Демон, со своею кроткою, бесстрастною улыбкою — насколько мятежнее, непокорнее, дерзновеннее, чем Робеспьер или Сен-Жюст, насколько большего хочет, чем Руссо или Вольтер!

Кажется, тут и разгадка. Но, может быть, дальше всех от разгадки этой — сам Наполеон; может быть, никто так не удивился бы, не вознегодовал бы, как он, если бы мог понять, какой вывод сделан будет из его посылок, какое значение будет дано его личности. Ведь не только другим, но и ему самому казалось, что он восстановляет нарушенное равновесие мира, учреждает незыблемый порядок, поддерживает разваливающееся здание европейской государственности, прекращает Революцию.

Неужели христианский Бог или Бог моисеева Второзакония? Ведь все же убил и украл! Но он один; а для других по-прежнему: Если — он, однако, то почему же и не я? Не вышел ли он из такого же ничтожества, как я, из такой же отвлеченной математической точки ничтожества, как я? Но и в моем сердце поднимается вызов титана:

Л. Толстой. О ЖИЗНИ

Садясь за написание критической статьи или рецензии, критик, прежде всего, должен забыть себя. Необходимо принять как Символ веры, что разбираемый автор отнюдь не обязан писать так и о том, как и о чём хотелось бы и написалось бы критику, если бы, конечно, он вздумал осчастливить мир собственными сочинениями на заданную тему. Долг критика - именно долг, а иначе нечего и браться за рецензирование - увидеть и понять автора, сродниться с ним, сорвать печать, хранящую его личность, надеть, по слову Ильина, авторские очки и уж только после этого позволить себе становиться судиёй.

Но даже став им, хранить себя от того, чтобы навязывать автору собственные взгляды и убеждения, упрекать его, что он не таков, как кто-то ещё. Став судиёй, разгадавшим тайну личности автора, понявшим, что именно движет его пером, критик вправе требовать от автора последовательности, верности себе и собственной доминанте.

Толстой изучает проблему смерти, главным образом, в двух аспектах. Во- первых, с точки зрения правомерности возникновения страха смерти и.

Мечников Илья Ильич О страхе смерти Шопенгауэр с юных лет был очень поглощен великими вопросами человеческого бытия. Вопрос о ней был одним из наиболее интересовавших его. Боязнь болезни и смерти была у него так велика, что во время первой холерной эпидемии года он покинул Берлин под влиянием смерти Гегеля, умершего от холеры и переехал во Франкфурт, где не было холеры. Невозможность избегнуть ее навела его на пессимистическую философию.

Во все времена литература, как и философия, была очень занята задачей смерти. Эдмонд Гонкур рассказывает в своем дневнике, что при встречах с товарищами вопрос этот всего чаще составлял предмет их беседы. Вот содержание одной из них: Додэ говорит, что для него это навязчивая идея, отрава жизни, и что он никогда не переходил на новую квартиру без того, чтобы глаза его не поискали места и вида собственного гроба.

Взгляд его никогда не падает на это окно без того, что он не спросил себя, кто первый спустится через него: Да, с этого дня смерть всегда в глубине наших мыслей и часто… ночью, глядя на мою жену, которая не спит, я чувствую, что она думает о ней, как и я, и мы остаемся так, никогда не намекая на то, о чем думаем оба… из чувства стыда, да, известного рода стыда.

Из всех современных писателей, бесспорно, всего более занимался задачей о смерти Лев Толстой. Читатель будет мне благодарен за приведение главных мест, касающихся этого вопроса. Пусть он вспомнит сначала приведенный выше рассказ об осаде Севастополя.

Смерть Ивана Ильича.Л.Н.Толстой (анализ)